Блатняк

Блатная песня является основным музыкальным лейтмотивом плебейском культуры. В каждом таком произведении заложена своя особая история, реализована какая-то жестокая драматургия, близкая сердцу каждого плебея. Мы слушаем, поем эти песни и плачем, до того все жизненно и рельефно описано. Каждое слово имеет значение, каждый из трех аккордов очень важен. Правда блатных песен шокирует и вдохновляет.

Захотелось копнуть такой редкий и особо пафосный вид шансона, как "программистско-айтишный блатняк". Песни этого жанра обычно украшены особой забористой феней и перепахивают слушателя до самых корней длинных спутанных волос.

В качестве примера хочется предложить несрифмованный и несмузыкаленный кусок такой истории, чтобы читатель, как это говорят, проникся глубиной жанра и может быть даже подсел на тему. Эпос был подслушан мною в одном из хакерских подвалов, где странные существа попивают обезгаженное клинское и говорят на непонятном языке.


Суть этого некогда музыкально-песенного произведения такова:

Большая банда программистов приезжает Е-бург. Цель коллектива - взломать большой порносайт, чтобы освободить заключенных в нем сетевыми протоколами девиц не очень тяжелого поведения. После обсуждения плана, группа приступила к операции. Здесь у нас остался в памяти кусок полурифмованного текста, характеризующий стиль подачи такого произведения.

Сниферы достали, дебагеры включили,
И по чувачку на каждый порт,
На 80-м фраер лопоухий
Им оставил тепленький пароль...

Как следует из отрывка, банде удалось освободить шалав и зажечь с ними в одном из притонов Екатеринбурга. Один молодой кодер, по кличке Костыль(т.е. бессистемная программная вставка) влюбляется в проститутку по имени Аглая и его чувство находит взаимность. Но вскоре выясняется, что порносайт работал под крышей ФСБ, а сама Аглая была обнаружена через крякнутую государственную камеру внутреннего наблюдения выходящей от прокурора.

Костыль решает сам исполнить суровый воровской приговор. Он стирает Аглаю из всех официальных баз, включая портал Госуслуг. Она перестает существовать для системы, и хоть она еще дышит, ест и пьет, но ее уже нет. Не выдержав отчаяния одиночества, Костыль стирает из баз данных и свою личность, как бы сводя счеты с жизнью.


На этом история могла бы и закончится, но авторы украсили этот шансон еще актом торжества воровской морали - Костыль уже после своей как-бы смерти от еще большего отчаяния стирает из мировых сетей личности екатеринбуржского прокурора и сотрудников всего управления ФСБ Свердловской области. Этот момент, как правило, прошибал особенно искренюю слезу у потребителей данного культурологического продукта.

Хочется отметить, что программистский шансон пока не внесен в базы запрещенного в интернете контента. Возможно Россвязьнадзор опасается мести носителей этой субкультуры и не решается начать крестовый поход против этого явно дивиантного социального явления. Поговаривают даже, что айти-шансонье уже собрали из закрытых источников весьма жареный компромат на всю верхушку надзорной пирамиды. Мы же не будем боле и дале расковыривать творческие метастазы обособленных кластеров музыкальных индустрий дабы тоже не попасть в сферу интересов тех или иных агрессивных течений.

Плебей.
Написано между 1 и 9 мая 2018.

Отправил plebey в 7 май, 2018 - 13:19. categories [ ]